Халлесби оле


Так честная душа борется со своей врожденной нечестностью и чувствует себя настолько беспомощной, что молитва застывает на устах. Я понимаю, что очень трудно говорить или писать о молитве. Нам нужно лишь открыть нашу душу.

Халлесби оле

Нам нужно лишь открыть нашу душу. Мне стоит лишь упомянуть о вере, и все те, кто молится, знают, что здесь мы касаемся самого чувствительного пункта молитвенной жизни. Теперь я перехожу ко второй стороне того, что Бог принимает, как молитву, возносящуюся к Нему от земли, облеченную в слова или без слов.

Халлесби оле

Тем самым мы в новом свете видим старое пророческое слово: Да, без веры нет молитвы, какой бы большой ни была наша беспомощность. Мне стоит лишь упомянуть о вере, и все те, кто молится, знают, что здесь мы касаемся самого чувствительного пункта молитвенной жизни.

Нам стоит лишь открыть наши органы дыхания, и воздух проникает в наши легкие, производя свое живительное действие во всем теле. Насколько я понимаю, молитва и установлена—то для беспомощных. Воздух, в котором нуждается наше тело, со всех сторон окружает нас и пытается проникнуть в нас.

Снова и снова ты спрашиваешь себя: Да, именно последний выход. Нам нужно лишь открыть нашу душу. Тем самым мы в новом свете видим старое пророческое слово:

Отличное сравнение! Бог во Христе окружает нас со всех сторон Своей многообразной и совершенно достаточной благодатью. Лишь ощущающие свою беспомощность могут молиться.

Лишь беспомощность и вера вместе образуют молитву. Я думаю, ни одна книга не вызывала во мне такого желания написать ее, как эта. Но зато и ни к одной из других книг я не подходил с таким страхом, как к этой. Это для них последний выход.

Молиться это значит: Я думаю, ни одна книга не вызывала во мне такого желания написать ее, как эта.

Бог во Христе окружает нас со всех сторон Своей многообразной и совершенно достаточной благодатью. Эта книга является ничем иным, как только простым советом для усталого подвижника молитвы. Порою ты даже не можешь молиться.

Твое сердце полно греха и нечистоты; все твои интересы вращаются вокруг того, что Библия называет миром. Тем самым мы в новом свете видим старое пророческое слово: Насколько я понимаю, молитва и установлена—то для беспомощных.

Воздух, в котором нуждается наша душа, окружает нас постоянно и со всех сторон. Мне стоит лишь упомянуть о вере, и все те, кто молится, знают, что здесь мы касаемся самого чувствительного пункта молитвенной жизни.

Я думаю, ни одна книга не вызывала во мне такого желания написать ее, как эта. Снова и снова в Библии говорится, что мы должны молиться с верою, если хотим быть услышанными. Без веры беспомощность представляет из себя лишь бесполезный крик о помощи в ночи.

Оно представляется мне ключом, открывающим дверь в святой мир молитвы. Я думаю, ни одна книга не вызывала во мне такого желания написать ее, как эта. Так честная душа борется со своей врожденной нечестностью и чувствует себя настолько беспомощной, что молитва застывает на устах.

Нередко молитва называется дыханием души.

Я понимаю, что очень трудно говорить или писать о молитве. Но зато и ни к одной из других книг я не подходил с таким страхом, как к этой. Бог, предвечный и святой, представляется тебе таким далеким и чуждым, что для тебя кажется двойным грехом в таком состоянии приближаться к Нему.

Не является ли равнодушие и половинчатость моей христианской жизни следствием того, что в глубине своего сердца я, по сути, и не хочу ничего другого? Бог во Христе окружает нас со всех сторон Своей многообразной и совершенно достаточной благодатью.

Да, истинно так: Это состояние, без сомнения, является первым и самым верным признаком молящегося сердца. Нам стоит лишь открыть наши органы дыхания, и воздух проникает в наши легкие, производя свое живительное действие во всем теле.



Гей ебля молодые
Пизда алены воданаевой
Лесби куни крупным планом
Древнегреческие войны видео
Парни геи свингеры
Читать далее...